Блог инвестора

Блог частного инвестора из Новосибирска

Коррупция в истории России

Author: Комментариев нет Share: Время чтения: 3 мин.

Добрый день. Поговорим сегодня о коррупции в истории России, на примере города Новосибирска (Ново-Николаевска), в дореволюционный период времени. Была ли вообще коррупция в те годы? Как работали купцы? Были ли какие-нибудь поборы и откаты? Рассмотрим этот вопрос опираясь на официальные архивные данные полицейского учреждения.

На просторах интернета наткнулся на заметку из полицейских хроник Ново-Николаевска, в предреволюционное время. Эта хроника вызвала у меня очень сильное впечатление, т.к. в ней описана коррупция, точно такая же, как и в наше время. Методы не меняются, так же чиновники берут взятки, сотрудники полиции вымогают деньги, крышуют купцов. Устраивают подставы с арестом. Оказывается, что за 100 лет в России ничего не изменилось.

Я думал, что коррупция это порождение нашего времени, а оказалось, что нет и 100 лет назад она была. Так же крышивали, вымогали деньги. Так же, купцы дружили с чиновниками, которые были в деле на 50% капитала компании. Оказывается, что сами люди такие в России и история это доказала. Не удивлюсь, если коррупция была с момента зарождения. И с кем интересно борется современная власть? Впрочем вопрос риторический.


Заметка из полицейских хроник Ново-Николаевска


Коррупция в истории России

«Приехал в Ново-Николаевск некий Гуренков с капиталом около 20 тысяч рублей; он построил здесь большой дом, купил обстановку и открыл трактир «Лондон». Полиция наложила на него ежемесячный платеж в размере 93 руб. (50 р. полицеймейстеру Висману, 30 р. приставу Чукрееву, 10 р. полицейскому чиновнику и 3 р. старшему городовому); независимо от этого за счет Гуренкова полиция постоянно пила, ела и пьянствовала здесь с девицами.

Дела трактирщика, так пошатнулись, что он перестал платить. Тогда засунули за зеркало прокламацию, которую явившийся наряд полиции, конечно, нашел, и Гуренков был арестован. Его продержали в каталажке 14 суток, пока жена его не продала лошадей, кое-какие вещи и не выкупила мужа. Дело это обошлось, как рассказывают, около 1000 руб.

Тогда Гуренков предложил, некоему, Сушкевичу принять трактир на себя и торговать по его документам, уплачивая за это по 20 р. в месяц. Сушкевич согласился, тем более что на выборку документов на свое имя не мог рассчитывать, так как полиция недолюбливала его и давала о нем дурные отзывы губернатору. При открытии торговли Сушкевичем с него Висман взял 300 руб.; через два дня он потребовал еще 275 руб. (200 р. Висману и 75 р. Чукрееву). На четвертый месяц от Сушкевича потребовали 100 руб., но он отозвался неимением денег.

После нескольких безрезультатных напоминаний Сушкевичу по телефону и вызовов его в полицию, Висман послал в трактир часов около 9 вечера наряд полиции, ворвавшийся сюда с криком «руки вверх» и с направленными дулами револьверов. Полиция арестовала при этом самого Сушкевича и находившихся в трактире 15 посетителей, которые были отведены в каталажку и выдержаны в течение суток.

Висман вызвал к себе Сушкевича из каталажки и потребовал с него 150 р., угрожая сгноить его, если не уплатит этой суммы. Сушкевич занял у разных лиц эти деньги через свою жену и внес их Висману и тогда был освобожден. Он платил ему затем по 25 р., по 40 и 100 р., вызываемый повестками в полицию, где то Висман, то Чукреев назначали ему сумму.

Так он платил, пока не разорился и не прекратил дела, вынужденный продать всю обстановку трактира за бесценок настоящему владельцу Чиндорину, бойко торгующему в компании с Висманом. За 1 год и 3 месяца торговли Сушкевич переплатил полиции 1400 руб.»


Ново-Николаевский обер-полицмейстер Бернхардт Висман


Коррупция в истории России
Бернхардт Висман первым в Ново-Николаевске создал агентурную сеть для расследования сложных дел. Был один случай, после которого, он обиделся на прогнившую систему в полиции, данный случай и привел Бернхарда Висмана к решению заняться беспределом. Вернувшись на место службы, он стал собирать мзду с питейных заведений, отбирать деньги у еврейского населения, прикрывать работу нелегальных домов терпимости (при официальных данных о семи подобных заведениях в городе действовало больше сотни). Справедливости ради нужно сказать, что собранной данью он делился с бедствовавшими подчиненными. Например, помогал вдове застреленного Лодзинским пристава, давал деньги младшим чинам на лечение и вооружение.

В 1910 году все вскрылось. К тому времени на счету полицмейстера скопилось денег, которых хватило бы не на один десяток новомодных автомобилей «Руссо-Балт». Ведь каждый содержатель веселого дома отдавал ему по 300 рублей в месяц, а девушек отпускал лишь в кабак, наполовину принадлежавший главе стражей порядка. Следствие шло четыре года, и в апреле 1914-го полицмейстера Висмана, приставов Чукреева и Курницкого, околоточных надзирателей Пацановского и Дубогрея приговорили к арестантским ротам на восемь месяцев.

Даже отбывая наказание, Бернхард Петрович хотел принести пользу Родине. С началом Первой мировой войны он принялся писать командованию округа с просьбой использовать его знания немецкого языка против врага, рвался на фронт и после окончания срока заключения. Но в бурном круговороте стремительно разворачивающихся событий никому не было дела до бывшего полицмейстера. Большевики отправили ненавистного представителя царского режима в ГУЛАГ. В лагере Бернхард Петрович и окончил свои дни, убитый преступниками, таившими злобу на человека с полицейским прошлым.

  Next Article

Московская Биржа Новосибирск

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *